Наши партнеры

Кронштадт ОТКАЧКА и вывоз ЖБО.

Ксюшина сказка

Сказка о том, почему не пустеет старый сундук

Перед Новым годом бабушка с мамой всегда открывают Старый Сундук. Там, на дне, хранятся елочные игрушки. Но чтобы до них добраться, сначала нужно вынуть из сундука Еще-Совсем-Хорошие Вещи.

Эти Вещи особенные: никто их давно не носит. Сверху, например, лежит детская курточка, из которой Ксюша выросла год назад.

- Она же еще совсем хорошая! - сказала мама. И курточку спрятали в сундук. Ниже отдыхает Костина шапка, ставшая Еще-Cовсем-Хорошей, когда у нее оторвалось ухо… Ксюша знает: чтобы стать просто хорошей, нужно слушаться взрослых. А чтобы стать Еще-Совсем-Хорошей и попасть в сундук, обязательно надо состариться или порваться.

Старый Сундук глубок. Под слоем платьиц, из которых в свое время выросла мама, лежит пожелтевшая муфта бабушкиной юности. Ниже залегают пласты бабушкиного папы и его мамы, и чья-то сумочка, вышитая бисером, и чьи-то кружевные панталончики. Так - до самого дна. Вещи пахнут нафталином, и мама с бабушкой, добираясь до елочных игрушек, сердито чихают и говорят:

- Вообще-то все это старье давно пора выкинуть!

Но почему-то никогда ничего не выбрасывают. А Ксюша подумала, что часть старых вещей, раз они не нужны, вполне можно забрать для кукол. Даже разрешения спрашивать не обязательно!.. Дело в том, что Ксюша решила повести своих кукол и любимых зверей на встречу Нового года. Обычно их всех, вместе с хозяйкой, жестокие взрослые укладывали спать. К счастью, в комнате уже стояла елка, а под елкой очень легко прятаться.

Кукол и зверей Ксюша принарядила заранее. Для Барби оказались впору ползунки двоюродной папиной тети. А на большом медведе только чуть-чуть треснул матросский костюмчик, о котором мама говорит, что когда-то его носил еще дедушка бабушки с материнской стороны.

Перед Новым годом взрослые ужасно суетятся. Поэтому одеть кукол и спрятать их под елкой Ксюше удалось незаметно. Потом она сама раньше времени попросилась спать.

- Дочка, а ты здорова? - удивился папа. Мама пощупала Ксюше лоб, но лоб был в порядке. Пожелав всем спокойной ночи, Ксюша чинно улеглась. А когда взрослые прикрыли дверь в спальню, выскользнула из кроватки, пробежала в комнату - и нырнула под елку.

В комнате горел свет, стоял накрытый к празднику стол, а здесь было полутемно и очень уютно. Пахло хвоей, пол под елкой прикрывал мягкий теплый снег - вата. Сквозь иголки Ксюше было видно, как Костя, в этот Новый год уже считавшийся взрослым, таскает из к ухни на стол салаты, а прямо в рот таскает со стола колбасу. Потом пришли гости. Бабушка открыла пианино, заиграла что-то негромкое. Папа сказал: “А ну-ка, елочка, зажгись!” - и включил гирлянду.

Это было очень красиво. Ксюше под елкой показалось, что над ней зажглось звездное небо. Она прилегла на ватный снег и стала смотреть вверх, на огоньки, взбиравшиеся по елке все выше и пропадавшие где-то далеко, в толще хвои. Огоньки подмигивали. Смотреть немножко мешал висевший над Ксюшей золоченый орех, который почему-то становился все ярче, все увеличивался… Ксюша решила отодвинуть орех, легонько до него дотронулась. Раздался звон колокольчика.

- Добрый вечер! С наступающим Новым годом! - сказал вдруг чей-то голос. Ксюша обернулась. Из-за ствола елки выглядывал мальчик. Мальчик был черноглазым и вежливым, но казалось, что он чем-то смущен.

- Здравствуйте, - растерянно сказала Ксюша. - А вы… вы кто?

- Позвольте представиться, - мальчик поклонился. - Я дедушка вашей бабушки с материнской стороны… На вашем, Ксюша, медведе - как раз мой матросский костюмчик. Вы позволите?..

- Да-да, конечно! - Ксюша только сейчас заметила, что одет дедушка бабушки не по сезону - даже, скорее, раздет. Она поспешно сняла с медведя матроску и протянула мальчику.

- Дзинь! - вдруг снова прозвенел золотой орех. Ксюша уже не очень удивилась, когда под елкой появилась незнакомая девочка. В отличие от мальчика, она была не смущена, а сердита.

- Отвернитесь, Николя! - приказала девочка и обратилась к Ксюше с длинной непонятной фразой. Ксюша ни слова не поняла.

- Вы что, не говорите по-французски? - Девочка сморщила носик. - Впрочем, не в этом дело… На одной из ваших кукол - мои кружевные панталончики. Это неслыханно!..

Ксюша поскорей отдала девочке ее штанишки. Золотой орех звенел теперь не переставая. Под елкой появлялись все новые дети. Кое-кто был одет целиком, кое-кто частично. Но на всех Ксюша узнавала вещи, хранившиеся в Старом Сундуке. И все дети, блестя глазами, с жадным интересом разглядывали свозь иголки взрослых, сидевших в комнате.

- Вы уже, наверное, обо всем догадались, - сказал Ксюше мальчик, который пришел первым. - Раз в году, когда зажигается елка, мы навещаем своих внуков и правнуков. Если, конечно, есть в чем к вам прийти… - Тут мальчик погруснел. - Раньше нас было больше. ..

Ксюша вспомнила, как год назад они с Костей стянули из сундука чьи-то рукавички, а потом потеряли их во дворе, и покраснела.

- А почему бы вам из-под елки не выйти со всеми поздороваться? - чтобы скрыть смущение, спросила она. Мальчик покачал головой.

- Взрослые, даже родные, нас видеть не должны. Если заметят… Ой, сюда идут! - вдуг закричал мальчик. Ветви елки заколыхались и раздвинулись. Дети куда-то пропали. Ксюша увидела, что лежит на снежной вате, над ней мигает гирлянда, а под елку заглядывают родные взрослые - у мамы лицо испуганное, а папа улыбается.

- Вот она где! - облегченно сказала мама. - Я зашла в спальню поглядеть, как дочке спиться, а кроватка-то пустая…

- Раз уж так получилось, пускай с нами побудет, - решил папа. Ксюшу усадили за стол и налили в настоящий бокал для шампанского настоящего сладкого сока. Часы начали бить двенадцать. Хлопнули пробки. Ксюша впервые встречала Новый год, и все было очень интересно. Но невольно она посматривала в сторону елки. Там кто-то прятался, кто-то шуршал. И Ксюше казалось, что она видит, как в полумраке под мохнатыми лапами блестят черные глаза вежливого мальчика - дедушки бабушки с материнской стороны.

Святослав Пелишенко

Другие новости
Последние статьи
© Одесский Софтлаб
Карта сайта